Разрыв первого контура

Разрыв первого контура

Cейчас времени нет, я об этом опыте расскажу вам потом. Во-первых, когда проливается теплоноситель свинец-висмут, он, в отличие от воды и от натрия, застывает как сталактиты, сталагмиты – т.е. попадая на холодное (похоже на кучку, так сказать, от коровы, холмик),  он быстро затвердевает. Потом его легко удалять, в отличие от воды, которая  разольется до тончайшего слоя на всей поверхности, создавая большую площадь заражения. Здесь эта протечка получается компактно  — были случаи, когда до двух кубометров теплоносителя проливали в отсек, потом его отколачивали отбойными молотками, зубилами. Т.к. теплоноситель находился в твердом виде, работали в лепестках, в респираторах, потому он все же радиоактивный. Но самое главное, нужно было исключить слабые места этих разработок. А слабые места это были трубопроводы, сильфоны и т.д. Т.е. вся установка на подводных лодках имела разветвленную схему, где всегда что-то случалось — то где-то там подвижки, то где-то напряжение, то где-то что-то потекло и т.д. Сегодня мы пришли к проекту так называемому моноблочной компоновки, где есть только один сосуд, один корпус, из которого совсем нет выхода трубопроводов с жидким металлом. Раз корпус основа, он работает под низким давлением, и кроме того, на него еще надет чехол  — страховочный корпус, даже если теплоноситель вытечет в зазор, то он замерзнет, потому что это все находится в большом водяном баке системы пассивного отвода тепла. Таким образом, сделано главное  – ликвидированы слабые места, которые могли быть источником течи – сейчас их просто нет, т.е. нет вот этих трубопроводов.

Вопрос – где же тогда парогенератор ?

Парогенератор прямо в корпусе в этом стоит, занимает отдельный модуль. Центральная часть занята активной зоной корзины. А кольцо представляет собой два ГЦН-а и двенадцать модулей парогенераторов по 600 мм. Их можно и заменять, и глушить отдельные трубки, если открывать крышку. Т.е. весь опыт, который был накоплен, учтен вот в этих предложениях. Ликвидированы слабые места и благодаря этому сейчас разработано новое веяние  – модульные станции. Когда строится такой реакторный модуль на 100 МВт, он целиком изготавливается на заводе. Вы привозите по железной дороге на площадку готовую реакторную установку, которую надо только по пару соединять – сепараторы, по газу, по жидкому металлу – ничего этого соединять не надо. И срок строительства станции сокращается, наверное, в два раза.

Оценки показывают, что блок 1600 МВт из 16 таких реакторов, работающих на одну такую большую турбину можно построить за 3,5 года. Т.е. получается большая экономия по сокращению сроков. Известно, что самые дорогие работы проводятся уже на месте, когда проводится наладка по первому контуру. Доступа нет, постоянный контроль и т.д. Другое дело на заводе, когда все доступно, открыто, что-то можно заменить, везде пролезть и т.д. Таким образом, оказывается, что при этом и удельные затраты лучше, меньше потребление металла на 1 кВт, и меньше потребление свинцово-висмутового теплоносителя. Этот теплоноситель дорогой, из-за висмута. Висмут в 10 раз дороже свинца.

Вопрос – но его же на месте заправляют.

    На месте. Так как на лодках делалось – привозятся баки двухметрового диаметра, с электронагревателями, ставится сверху, стыкуется, разогревается, и самоналивом заправляется один, второй, третий… Десять штук поставил, и модуль готов.

Вопрос – так они за счет чего получили экономический эффект?

Главный экономический эффект – за счет свойств внутренней, присущей этому реактору безопасности, потому что на этих реакторах не нужно иметь специальные системы безопасности, т.е. не надо бороться с потерей теплоносителя, ведь огромный наворот всего -  гидроемкости, спринклеры – ничего этого не надо, потому что теплоноситель не может никуда уйти. Вот что дало самую главную экономию.

Вопрос – а давление в первом корпусе там какое?

А давление – гидростатический столб свинца (~ 7 атм.) и напор насоса (~ 5 атм.). В нижней части давление 15 атм. – на дно, а над уровнем – атмосферное давление. Над уровнем жидкого металла просто атмосферное давление. Главное здесь то, что если все это вскрыть и соединить с атмосферой, то эвакуации населения не потребуется. Потому что зона всегда с охлаждением остается.

Вопрос – неужели невозможно избежать ухода свинца-висмута, т.е. разрыва полного?

А куда? Вот корпус, давления нет, энергии нет, есть страховочный корпус, если потек теплоноситель, ты получаешь сигнал, что он потек (электрод какой-то есть, замкнуло) и вы прекращаете работу. А дальше, поскольку этот корпус погружен в большой водяной бак, холодный, теплоноситель замерзнет, затвердеет. Он затвердевает при 1250 С и течь просто самолокализуется. Некуда вытечь. И когда мы лет пять назад ездили на Нововоронежскую станцию, люди, которые об этом ничего не слышали, задавали исключительно по существу, самые точные вопросы, именно те, которые нужно было задать. И слушатели быстро поняли – так, этого не нужно, и этого не нужно – а что остается? Остается вывод, что очень просто эксплуатировать. Вот это главное, почему этот реактор  дешевле.