Потеря теплоносителя


Исключаются потери теплоносителя. Для этого должна использоваться конструкция, в которой не должно быть внешних трубопроводов, внешних слабых мест (у нас течи были на свинце-висмуте – трубы текли и т.д.). Если вы делаете моноблок, интегральный, страховочный бак под наливом – течи тоже исключаются. Исключается химический источник опасности, взрывов, пожаров, потому что свинцово-висмутовый теплоноситель химически инертный. И теплоотводные аварии – при полном обесточивании вы обеспечиваете отвод тепла, в общем то, двое суток, т.е. гарантии с зоны можно не снимать. Но двое суток – это ведь большое время для пополнения запаса воды, это если просто ничего не делать и смотреть двое суток, но когда происходит обесточивание, то можно хоть движок там привести, насосы пожарные, все, что угодно можно сделать.

Ну вот, собственно, на этом мы закончим физические принципы обеспечения безопасности будущих реакторов. И сейчас я буду рассказывать про тот опыт, который мы накопили, показывать слайды.

Вопрос – а вот свинец-висмут когда был избран?

Александр Ильич Лейпунский, научный руководитель ФЭИ (сейчас его имя носит институт) в 1950 г. занимался быстрыми реакторами, был научным руководителем этой темы (лодками институт еще не начал заниматься). И в качестве теплоносителя в быстром реакторе он выбрал свинец-висмут. Я в то время был студентом, на практике, и делал расчеты этого реактора. В книге воспоминаний о А.И.Лейпунском моя статья тоже есть. Выбрал он этот теплоноситель, конечно, по соображениям безопасности, для быстрого реактора вода не годится, это понятно, потому что она замедлитель. Из всех жидких металлов была известна ртуть, и институт уже имел опыт по ртути, был маленький реактор построен для проверки, но ясно было, что это не годится, у ртути очень большой захват нейтронов. Был натрий. И был свинец или свинец-висмут. Со свинцом работать трудно, он понял это, когда посмотрел, что точка плавления у свинца высокая,  а у свинца-висмута – близка к натрию. Натрий  плавится при 980, а свинец-висмут – при 1250. И, как оказалось, этот выбор был исключительно правильный. Безопасность прежде всего, конечно. С натрием нахлебались, в общем, много. С ним и пожары периодически случаются. Вот на японском реакторе пожар случился — слава богу, течь была во втором контуре – натриевом, не радиоактивном, а если бы это была течь на радиоактивном контуре, там было бы вообще такое…… . Потому что натрий очень активируется, аэрозольная активность идет. Кроме того, если натрий в первом контуре выгорит, а реактор имеет положительный пустотный эффект, он начнет разгоняться. Тоже не подарок. Есть способы борьбы с положительным пустотным эффектом у натриевых реакторов, но это делается за счет потери других качеств.

Вопрос – когда мы разбирали с органическими котлами различия управления, там у нас было прямое воздействие и мы повышали мощность повышая топливоподачу. А здесь мы так и не ушли от этого.

   Как же не ушли? Топливо у нас все содержится в реакторе, в ВВЭР – на год работы, у РБМК – на неделю (я условно говорю), до перегрузок можно сделать. Вы управляете уже не топливоподачей, вы управляете нейтронным потоком, поддерживая его на том уровне мощности, который нужен…….